Стокгольм да, Белград нет? – Кто принадлежит к «настоящей Европе»? — РТ DE

Пока Финляндию и Швецию за веревочкой тащат в НАТО и заражают вирусом русофобии, чтобы обрезать до нужного формата, Сербия последовательно демонстрирует неадекватную политику. Несмотря на давление, сербская поддержка членства в ЕС в настоящее время находится на рекордно низком уровне.

Анализ Андрея Рудалева

Пока Финляндию и Швецию за веревочкой тащат в НАТО и заражают вирусом русофобии, чтобы обрезать до нужного формата, Сербия последовательно демонстрирует неадекватную политику. Несмотря на огромное давление на эту страну со стороны «цивилизованного» человечества, поддержка сербами даже идеи вступления в ЕС в настоящее время находится на рекордно низком уровне.

Согласно опросу Ipsos, только 34 процента опрошенных сербов поддержали бы возможное членство в ЕС, но около 44 процентов проголосовали бы против. Украинский кризис называют причиной нынешнего сербского евроскептицизма, а также массированного давления с целью заставить Белград присоединиться к санкциям против России.

Надо понимать, что правители страны пытаются соблюсти баланс: Белград имеет четкий «европейский» курс, ведь к этому его обязывает только его географическое положение. Но при этом они дистанцируются от политики санкций против России, тем самым нарушая устоявшиеся нормы.

Министр внутренних дел Александр Вулин резюмировал эти нормы, заявив, что Евросоюз «измеряет любовь страны к Европе ее ненавистью к России». Это своего рода принцип политической дизъюнкции «или — или». Кстати, это уже в полной мере применительно к Украине, которая, как известно, способствовала нынешней катастрофе. От Украины требовалось разорвать все исторические, культурные, деловые и человеческие связи с Россией. И это стало настоящим взрывным устройством для страны.

Кстати, тот же Вулин выразил главный политический принцип Сербии: быть не только военной, но и политически нейтральной страной. Почему бы не стать образцом для подражания для нынешних скандинавских кандидатов в члены НАТО?

Президент Сербии Александр Вучич назвал эту позицию «решающей» для того, что важнее всего, а именно для интересов Сербии, а не для мгновенного выполнения каждой воли глобальной цепочки командования. Такая позиция не позволяет впадать в крайности и проводить политику, основанную не на «контрпринципах» и конфронтации, а на сотрудничестве. Собственно, именно эта мысль положила начало строительству «общеевропейского дома» с приоритетом именно такого сотрудничества. В действительности ЕС стал лишь политическим придатком НАТО.

Как ни странно, кстати, от такого сценария развития событий предостерегал генсек СССР Михаил Горбачев, когда писал еще в конце 1980-х, что миф о легендарном похищении Европы вдруг «приобрел современный оттенок». По его мнению, уже в то время сложилось впечатление, что любая независимая политика западноевропейских государств «переносится за океан» и что они вынуждены жертвовать национальными интересами под предлогом нужд безопасности.

При этом Горбачев говорил и об ответственности всей Европы в ситуации, когда мир оказался на распутье и Старый Свет мог бы стать достойным образцом нового мышления, основанного на принципах добрососедства, доверия и сотрудничества. Но, как известно, на этом перекрестке свернули не туда. Европе не удалось проявить собственную волю и занять независимую позицию. Когда строился общий «европейский дом», те же штаты по привычке вышибали дверь ногой, садились в конце стола и начинали диктовать. Сначала подбодрили Европу бомбардировками Югославии, а потом затянули петлю на шее украинской катастрофой.

Как это оценить? Возможно, только Сербия осталась верна тем принципам интеграции, которые изначально давали надежду на создание Европейского Союза.

Судя по всему, нынешний евроскептицизм этой балканской страны связан не только с современными факторами и не только с собственным трагическим опытом 1999 года, но и с элементарным здравым смыслом. Потому что ЕС в его нынешнем виде не только абсурден и невыгоден для любой страны, которая хочет проводить суверенную политику, он просто опасен в целом.

Когда-то это сооружение было прекрасной утопией, а теперь превратилось в антиутопию. Когда на территории бывшего Советского Союза преобладали дезинтеграционные процессы, противовесом им были объединительные процессы в Европе. Однако возможность исторической интеграции была упущена. А сейчас Европа — это скорее символ распада и изоляции.

Между прочим, в то время в России эта утопия даже приняла форму мечты о еще большей перспективе Европы — от Лиссабона до Владивостока. Один олигарх однажды баллотировался в президенты с похожими идеями. Но для того, чтобы реализовать эту идею, люди тогда притворялись мастерами, хотели провести кое-где ремонт в «европейском стиле» и прежде всего ввести стандарты… Если быть точным, Россия действительно возлагала надежды в связи с этим домом долгое время — не обязательно как парадная палата сама по себе, а хотя бы как пристройка в том же архитектурном стиле.

Но вот наспех собранное европейское лоскутное одеяло вскоре начало трескаться и разваливаться. Было установлено, что большая эффективность возможна только через центральное управление, и всех, кто не хотел такой конструкции подчинения, просто выгоняли, как и Англию. Кто знает, может быть, Брексит был даже единственной спасательной шлюпкой, которую можно было спустить с европейского Титаника?

На деле оказалось, что политическая надстройка ЕС лишь облегчает кабалу санаций, наполняя общежитие духом крови. НАТО это одно, а объединенная таким образом Европа это просто другой уровень подчинения, как показала бомбардировка Югославии.

В нынешнем формате ЕС опасен еще и потерей всякого разума, когда прав только тот, кто громче всех кричит. И сегодня этот шум исходит в основном от молодых европейских реваншистов: из Польши и прибалтийской троицы, которые хотели получить преимущество, придумав российскую угрозу. Там старый призрак национал-социализма снова все больше обретает форму из плоти и крови.

После того, как страны ЕС фактически стали архитекторами украинской катастрофы, можно забыть о каких-либо преимуществах членства. Если, конечно, вы не хотите разделить общую вину и броситься в пропасть вместе со всеми в повозке.

Кроме того, главная политическая валюта, которую сейчас можно обменять, — человеконенавистничество по отношению к России. Это sine qua non нынешнего формата этой «европейской интеграции», в которую выродился ЕС, карикатура на самого себя.

Сербия с ее здравым смыслом стоит особняком от нынешнего бума. Он придерживается того курса, который был изначально заложен в основу европейской интеграции. Только в этом заключена надежда на будущее этой общины, на ее новое собрание. Потому что тот формат, который сейчас принял этот «старый мир», не оставляет шансов ЕС.

Еще по теме — В прицелах НАТО — Планы вступления Швеции и Финляндии

Переведено с Русский

Андрей Рудалев — российский публицист, писатель и литературный критик.

Блокируя RT, ЕС стремится заставить замолчать критический непрозападный источник информации. И не только в отношении войны на Украине. Доступ к нашему сайту затруднен, несколько социальных сетей заблокировали наши аккаунты. Теперь от всех нас зависит, сможет ли журналистика, выходящая за рамки мейнстримных нарративов, продолжать заниматься в Германии и ЕС. Если вам нравятся наши статьи, не стесняйтесь делиться ими везде, где вы активны. Это возможно, потому что ЕС не запретил нашу работу или чтение и распространение наших статей. Примечание. Однако с поправкой к «Закону об аудиовизуальных медиа-услугах» от 13 апреля Австрия внесла изменение в этом отношении, которое может коснуться и частных лиц. Поэтому мы просим вас не делиться нашими постами в социальных сетях в Австрии, пока ситуация не прояснится.



Source link